Как играть в звуки?

Автор: Халиулина Ольга Владимировна

Должность: Учитель — логопед

Учреждение: МБДОУ ЦРР № 20 «Сказка»

Населенный пункт: г. Ханты — Мансийск, Тюменская область

Тема: Как играть в звуки?

Опубликовано: 28.12.2016 17:11

Получить свидетельство      Скачать материал


Как играть в звуки?
Главная задача любого, в том числе и добуквенного, этапа обучения грамоте – сделать для ребенка слово, его звуковую оболочку не только ощутимой, но и привлекательной, интересной. Поэтому мы просим родителей относиться к предлагаемым играм не как к инструкции, требующей пунктуального выполнения, а как к теме для свободной игровой импровизации. Если ваш ребенок не захочет играть в какую-нибудь из описанных здесь игр, не надо его принуждать, тем более не надо искать дефекты, недостатки у ребенка. Поищите их лучше в сюжете игры, подберите другой сюжет, в наибольшей степени отвечающий склонностям, характеру, привычкам ребенка. Внимание к индивидуальности ребенка, умение гибко приспосабливать ваши учебные цели к его особому нраву – первое условие успешности любых занятий, в том числе и занятий грамотой.
Маленький Миша всем играм предпочитает игру в машинки — не такую, где надо быть шофером, развозить пассажиров и грузы, а такую, где можно вместе с машиной делать лихие повороты, тарахтеть за мотор и мигать, изображая фары. Мама обеспокоена — эти игры длятся часами и так захватывают Мишу, что он уже не хочет и не может заниматься ничем другим. Звуки, если только это не звуки машины, а те, которые надо искать в словах, его нисколько не интересуют. После многих безуспешных попыток заинтересовать Мишу звуковыми играми мама
наконец находит счастливый выход: -Давай ты будешь умной машиной, предлагает мама Мише, умные машины умеют сигналить по-разному, для каждого пешехода у них свой сигнал. Если, например, на дороге стоит корова, машина ей громко сигналит ККК! Корова понимает, что обращаются именно к ней, и быстро освобождает путь. Я и твои игрушечные звери будем за пешеходов. Ты можешь ездить в любую сторону, но чтобы никого не сбить, не забывай вовремя сигналить. Как ты просигналишь собаке? ССС, правильно.
 А если сигнал неверный, придется отправить машину в ремонт. Вот здесь у нас будет авторемонт, а здесь — бензоколонка. Сломается руль — приезжай, скажи на своем сигнальном языке РРР, и я все починю. Шину надо будет заменить? Пожалуйста. Какой у тебя для этого есть сигнал? Верно, ШШШ.
Эта игра пришлась по вкусу Мише и стала мостиком к более умным и менее «машинным» игровым сюжетам, включавшим разнообразные действия со звуками слова.
Дальше учим ребенка выделять сначала последний звук в слове, а затем и все звуки, перечисляя их на пальцах.
Занимаясь с малышом – различением мягкости и твердости согласных, поиском ударной гласной, — помните, что вы с ребенком играете, и эти игры не должны превращаться в занятия школьного типа. Вовсе не обязательно играть в звуки, сидя за столом, не нужно отводить для этих игр определенное, строго фиксированное время в распорядке дня семьи (хотя в каждом дне можно найти несколько минут для звукового анализа), и категорически запрещается вводить школьную систему оценок. У вас есть тысячи дошкольных и общечеловеческих способов поощрения и наказания, поэтому не стоит в игре с дошкольником эксплуатировать отметку, предназначенную для другого возраста и других ситуаций! В каждой игре есть собственные резервы привлекательности, азарта и удовольствия: выигрыш, фанты, а главное — сама игровая роль, которая требует своей — игровой — системы оценочных отношений. Если ребенок играет, к примеру, в «логопеда» и прописывает шепелявому медвежонку 10 слов на Ш, то мамина пятерка за ШАПКУ, ШУБКУ, ШИШКУ и ШУМ может просто разрушить игру: врачам не ставят отметок. Для удовольствия от такой игры достаточно, чтобы медвежонок научился произносить трудный звук и правильно выговорил свое имя: МиШШШутка. Мама-пациент должна благодарить врача, оставаясь в сюжете данной игры, в логике игры должны исправляться и ошибки: если врач неверно выписал лекарство, то маме придется стать профессором-консультантом и дать ряд советов начинающему коллеге.
Единственная игра, допускающая отметки, это игра в школу, где ребенок-учитель оценивает, как его кукольные ученики ищут второй звук в слове ПОЕЗД или ЯГОДА, или отнимает в слове ШАРФ последний звук, или прибавляют Т к слову АНЯ. Но даже играя с ребенком в школу, следует избегать оценок детских усилий типа: «За такой ответ ты сам в 1-ом классе пятерки не получишь», или «В школе за такую рассеянность наказывают» Во-первых, не стоит превращать школу и все, что с ней связано (например, занятия грамотой), в пугало для детей. Во-вторых, на ранних этапах любого обучения вообще недопустимы выговоры ребенку за нежелание этим заниматься, тем более абсурдно принуждение к игре. Терпеливо ищите ту игру, которую примет ваш ребенок, в которой проявится его интерес к форме слова.
Но игра имеет свою логику развития. Обучая ребенка игре на музыкальном инструменте, вы не начнете с технически сложных произведений. Так же обстоит дело и с играми в неуловимые звуки. Со временем ребенок полюбит играть в виртуозные, чисто словесные игры типа игры в Иностранца, который не может произносить согласные мягко и говорит так: «Андруша, дай мнэ сол… Спасыбо!» Но чтобы ребенку легко и с удовольствием игралось в игры «высшего пилотажа», надо начинать с простейших игр, в которых звуки как-то фиксируются (например, игра «домики»), а поиск слов с нужным звуком облегчен опорой на реальные предметы или картинки. Начните так: «Давай посчитаем, сколько в этой комнате есть вещей на П. На каждую вещь со звуком П повесим ПППуговку. ПППолка — годится? Вешай пуговку. А торшер? А ковер? Разве он ППовер? Верно, ППортрет. Да, ППапин стол! А это как называется? (указывает на потолок…)» Итак, чем больше вначале игр с опорой на предметы, с материальной фиксацией звуков, тем легче будет ребенку впоследствии оперировать со звуками в воображении (а следовательно — писать!)
Другая форма помощи, которая необходима ребенку в любых занятиях, а особенно в занятиях звуковым анализом, — это трезвый учет детских усилий, затрачиваемых на выделение и намеренную артикуляцию невесомых звуков». Пожалуйста, не переусердствуйте в своем стремлении сделать ребенка грамотным. Вначале, когда инициатива выбора игр и развертывания игровых сюжетов будет полностью принадлежать вам, не злоупотребляйте вашей властью: не занимайтесь с ребенком утомительным трудом звукового анализа более 10 минут подряд. Ищите в вашем быту те моменты, когда ребенок не должен ради звуковых игр прерывать какие-то свои важные и увлекательные занятия, благо многие звуковые игры не требуют специального реквизита и в них можно играть по дороге в детский сад, в очереди, в приемной у врача, дома — пока закипает чайник.
Однако даже при самом искреннем интересе к подобным играм у ребенка могут возникнуть реальные трудности в звуковом анализе: он может пропускать звуки, путать место ударения, смешивать мягкие и твердые согласные. В таких случаях лучшей формой помощи является не прямая подсказка, а произнесение слова с детской ошибкой КТ (вместо KОOOT), МММАЧ (вместо М’М’М’АЧ). Слыша искаженное слово, ребенок, как правило, сам может исправлять свою ошибку.
Кстати, обратите внимание на последний ход в описанной игре. Умышленная провокация взрослого — это особый прием, применять который следует во всех играх, как только у ребенка начинает что-то получаться. Этот прием не только создает дополнительный игровой азарт (не попасться на удочку, разгадать хитрости взрослого), но воспитывает сознательное, волевое внимание ребенка — то, чего чаще всего недостает даже самым развитым и подготовленным к школе первоклассникам. Исправляя умышленные ошибки взрослого, ребенок готовится к самоконтролю — к исправлению и предотвращению собственных ошибок.
Взрослому, ведущему игровое занятие, вовсе не обязательно всякий раз делать ошибки от первого лица. Маленькому ребенку будет легче и интереснее исправлять неправильные ответы Незнайки, Буратино или любого другого непоседливого, неаккуратного, невнимательного, но вызывающего симпатию героя. Репутация взрослого гораздо меньше подходит для ошибочных действий, поэтому четырех — пятилетний ребенок скорее согласится вместе со взрослым впасть в ошибку, чем отстоять свое, хоть и правильное, но противоположное взрослому мнение.
Использование в игровом занятии условных персонажей типа Незнайки, который все делает наоборот» позволяет на примере ошибочных действий дополнительно пояснить ребенку правила игры.
— Посмотри, что сделал Незнайка — вместо того чтобы от слова «чайник» построить дальше цепочку слов (ЧАЙНИККК — КККОТТТ — ТТТОПОР и т. д.), он, кажется, решил приготовиться к чаепитию. Вот какие слова он собрал: ЧАШКИ, САХАР, ВАРЕНЬЕ. Опять он не понял правила. Покажи Незнайке, что нужно было сделать.
Участие Незнайки в работе позволяет направить внимание ребенка не только на чужие ошибки, но и на те, которые сделал он сам.
— Незнайка говорит, что согласен с тобой, он тоже считает, что слово «подушка» начинается с мягкого звука.
Узнав, что Незнайка придерживается одинаковых с ним взглядов на мягкость, ребенок начинает сомневаться в своем ответе — ведь Незнайка вечно путает звуки и предметы, не вышла ли и у меня такая ошибка?
Для правильных действий ребенку необходим не только положительный, но и отрицательный образец, с его помощью открываются границы правильности и узнаются ошибки.
Чаше всего ребенок ошибается, отвечая на «провокационные» вопросы типа «какое слово длиннее — слово УДАВ или слово ЧЕРВЯЧОК?». Такие вопросы нарочно провоцируют ребенка на работу не со звучанием, а со значением слова, создают конфликтные отношения между этими двумя сторонами слова и требуют от ребенка совершенно свободного обращения со звуками, сознательного отношения к слову как явлению языка. Поэтому, если после многих успешных звуковых игр слово ЧАС все же останется для вашего ребенка длиннее слова МИНУТА, не приходите в отчаяние, не считайте себя бесталанным педагогом, а своего ребенка — бездарным учеником. Процесс осознания звуковой формы слова может, должен длиться долго — несколько лет, и не нужно Надеяться, что вы за несколько недель или месяцев достигнете вершины.
«Соскальзывание на предмет» будет время от времени происходить даже у самых усердных и одаренных детей, особенно если предметное значение слова их глубоко волнует. Так, страстный любитель автотранспорта может выделять звуки в слова МАШИНА так: «МММашина. Первый звук — М. МААААашина. Второй звук -АААавтомобиль…»
Ребенок будет ошибаться, и ваш долг — его поправлять, вновь и вновь давая образцы правильных действий. Но ваш долг — поправлять, а не раздражаться и вообще не фиксировать внимание (детское, а главное, собственное) на недостатках, неудачах, недочетах. Пусть ребенок ошибся в восьми случаях из десяти. Два правильных ответа — это его реальная победа, и не умаляйте ее, сравнивая с числом поражений. «Уже начало получаться!» и «Еще не все получается» — это два суждения об одном и том же. Нужно, ли говорить о том, какая оценка побудит ребенка к дальнейшим усилиям?!
Конечно, вы хотите, чтобы первые шаги ребенка навстречу письменности оказались приятным, чтобы он их сделал сам, добровольно, ибо всякое насилие вначале может породить сопротивление в дальнейшем и надолго затормозит обучение чтению. В предыстории учебной неуспеваемости многих учеников 2-4-х классов, которым чтение дается хуже всех остальных школьных предметов, обнаруживается слишком сильный волевой нажим родителей в далеком детстве, когда с ребенком только начинали заниматься грамотой. Такие дети, во-первых, читают гораздо хуже одноклассников, а во-вторых, неизменно уклоняются от самостоятельного чтения, хотя по-прежнему любят, когда мама читает вслух. Уже на ранних этапах обучения грамоте должен быть заложен вкус, потребность в самостоятельном чтении (а ведь именно этого вы желаете своему ребенку, не так ли?). Но чтобы закончить увлечением, надо начинать без принуждения.
Вы это понимаете? И умеете властвовать собой и радоваться каждой крохотной победе ребенка над своим незнанием и неумением (а не только полной и окончательной победе над безграмотностью и тем более не тому, что у него получается лучше, чем у соседского Лешки!)? Тогда вы справитесь с основной трудностью домашней педагогики. Остались лишь частные и легко преодолимые затруднения чисто лингвистического порядка.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector