Эссе «Что за прелесть эти сказки!» (по русским народным сказкам)

Автор: Гордеева Ирина Юрьевна

Должность: Музыкальный руководитель

Учреждение: МКДОУ № 14

Населенный пункт: г. Киров, Кировская область

Тема: Эссе «Что за прелесть эти сказки!» (по русским народным сказкам)

Опубликовано: 17.10.2016 19:04

Получить свидетельство      Скачать материал


Эссе «Что за прелесть эти сказки!» (по русским народным сказкам).

Народные сказки знакомы нам с детства, но широта заданной темы позволяет, по желанию, углубиться в анализ эстетики и выразительных средств народной сказки, либо рассмотреть ее воспитательное воздействие, либо – охарактеризовать ее современное значение для нашей будущей профессии. Хотя, думается, лучше всего объединить все три эти возможных направления. Ведь и народная культура в своей основе синкретична, то есть, представляет собой неразрывное единство эстетического, педагогического, творческого начала.
Кроме того, сказка в свое время, пусть очень давнее, выросла из мифа, поэтому, как и миф, представляет собой источник культурной традиции. И если массовая культура – это искусство без проблем, то главный смысл народной сказки — в стремлении к высоким основам духовности, к непротиворечивости нравственных ориентиров, к активному поиску истины. Ценностный компонент сказки, как олицетворения духовности русского человека и средства становления национальной идентичности, транслируется всем ее культурным контекстом сказки, но олицетворяется прежде всего в ее героях.
Вместе с тем, ввиду мифологических истоков сказки, определенные повороты ее сюжета тесно связаны с историей, национальной психологией, национальным менталитетом и народной моралью. Это, в свою очередь, предполагает возможное сходство мотивов и сюжетных линий разных сказок – как известных во многих областях России, так и местных. Поскольку же значимым для формирования культурных и нравственных предпочтений является именно дошкольный возраст, постольку и главное воспитующее влияние сказки должно быть нацелено именно на него и основываться на интересе. Интерес же у дошкольников проявляется только к тому, с чем они активно действуют, то есть, простого чтения сказок недостаточно, нужен поиск путей активного действия со сказочным материалом – обсуждения, сравнения, сопоставления. Все эти особенности нужно учитывать педагогу, работая с народной сказкой – ее сюжетом, ее воплощением, ее эстетикой и моральным контекстом.
Однако, как писал в предисловии к сборнику собранных им сказок фольклорист Д.К. Зеленин: «Вятский край нельзя назвать особенно богатым народными сказками, да и те, в противоположность песне, живут, так сказать, более домашнею, семейною жизнию, слушаются почти исключительно в тесном семейном кругу, чаще всего одними детьми от бабушки». Из помещенных в его книге 107 сказок он сам назвал оригинальными только около двадцати, многие другие же — бытующими в разнообразных вариантах.
Среди таких вариантов известных в России сказок он называет и записанного им в Яранском районе «Глинышка». Для нас, сегодняшних детей и взрослых, эта сказка также интересна во многих отношениях.
Во-первых, для сказки «Глинышек» (см. Приложение) выполняются все главнейшие условия культурной традиции, прежде всего — достаточно длительное бытование сказки и ее подлинно народный характер.
Во-вторых, при прочтении сказки становится очевидной близость ее сюжета к нескольким другим русским сказкам – «Ивашка-белая рубашка», «Отонышек», «Терешечка». Поэтому интересно провести с детьми старшего дошкольного возраста своеобразный сравнительный анализ: чем схожи и чем различаются эти сказки. При обсуждении интересны также мнения детей – какой вариант им больше понравился, и почему.
В-третьмх, благодаря ежегодным «Сказочным играм» Глинышек стал своеобразным сказочным символом этого района, притом Яранск, с его исконным гончарным промыслом, имеет достаточные оснований причастности к этой сказке. Даже больше, чем Вятка к Кикиморе: там же только гора Кикиморка, да одноименная улица. Сказки же о кикиморах – народные или авторские — с этим местом прямо не связаны.
Итак, во всех перечисленных сказках – «Ивашка-белая рубашка», «Отонышек», «Терешечка» — бездетные старики мечтают о ребенке, как о помощнике и утехе в старости. И вот он творится «из подручного материала», разве что примечательны древние представления о волшебной силе слёз, крови, слова, хлеба. Ивашка вылеплен из теста и испечен в печке. Отонышек зарождается из щепки, на которую капнула кровь деда, порезавшего палец при колке лучины, а Терешечка из чурбашка, над которым поёт и плачет от тоски старуха.
Зато Глинышек, в соответствии с главным яранским промыслом, вылеплен дедом-гончаром из глины и «закален» в печи. Примечателен мотив мастерства, одушевляющего творение, но присутствует (как и в сказке про Ивашку) и мотив животворной силы огня, жара печи. Поэтому и Глинышек выходит крепче, твёрже и одновременно «ко всяким делам способнее». Как и в остальных вариантах сказки, он помогает родителям, работает для них, но в отличие от тех не доставляет родителям особых огорчений: нет в этой сказке сцены, когда старики считают его погибшим и «пекут блинки на его поминки». Да и ничьей помощи Глинышек не просит, справляясь самостоятельно — это Ивашке помогала птичка, а Терешечке защипанный гусёнок. Хотя по-своему хорош и «Терешечка», который и о своем рождении возвещает фразой «А мне блин?», и та же фраза в сцене подготовки поминок словно бы становится символом возвращенного благополучия и радости.
Традиционным остается и моральный посыл. Во всех этих сказках вознаграждается добро, под которым понимается и доброта стариков к своему новоявленному сыну, и помощь посторонних существ, где они названы. Зло в облике Бабы-Яги и ее подручных наказано, но в этом смысле сказка о Глинышке является одним из наименее «жестоких» вариантов. Наказана сама Баба-Яга, она оказывается в печке, затем ее съедает голодный Волк, даже сам не разобравшись, что же он такое съел. В других вариантах сказки зажаренной и съеденной Бабой-Ягой оказывается ее собственная дочь. Но ведь она сама зла не замышляла, а просто вела себя так, как по народным понятиям и должна послушная дочь. Честно исполняла то, что ей приказано. И кем приказано? – матерью, самым близким существом, а уж что она ведьма — так ведь родителей не выбирают. Другое дело, что тут наказано не только само зло, но и его пособница, Яга же хотела погубить чужого ребенка, за что наказана потерей своего. На это также нужно при обсуждении обратить внимание детей, в особенности ввиду их своеобразной «привычки к злу», которое сквозит в большинстве современных книг, фильмов, даже мультфильмов и детских театральных постановок.
В «Глинышке» интересна и сюжетная линия «нечаянного зла». Волк не явный помощник героя, а просто с голоду совершает то, чего не хотел — глотает Ягу, пугается содеянного и убегает в лес. Хотя и в этом присутствует определенная мораль: нельзя ничего делать, предварительно не подумав.
Напротив, в «Глинышке» остается морально неясной линия измененного голоса. В «Ивашке» Яга творит зло сама, изменив себе голос своим же колдовским зельем, в «Отонышке» просто подкрадывается и похищает героя. В «Терешечке» перековывает себе горло у кузнеца, угрожая ему. В «Глинышке» то же, вот только мотивы кузнеца неясны – почему он помогает Яге, но в то же время не наказан вместе с ней? Не сказано даже, что Яга его запугивает, или что-то обещает, хотя это можно и предположить, заострив на этом внимание детей.
Вместе с тем, при работе со сказкой в детском саду нужно учитывать возрастные особенности дошкольного возраста.
Так, культурная традиция, носителем которой выступает и народная сказка, должна формировать непротиворечивые представления о красоте культуры и традиций народа, обеспечивать воспитание лучших национальных качеств: трудолюбия, доброты, взаимовыручки, сочувствия. На этих моментах ее содержания и нужно сосредоточить внимание детей.
Русская народная сказка служит не только средством умственного, нравственного и эстетического воспитания, но и оказывает огромное влияние на развитие речи на родном языке. Поэтому нужно раскрыть перед детьми его меткость и выразительность, его юмор, образные выражения, сравнения;
Особую роль играет наглядность: иллюстрации помогают лучше понять содержание, запомнить текст, характеризовать и сравнивать героев и события. Тем более благоприятен и уместен такой приём, как драматизация.
Для дошкольника основной деятельностью является игровая, поэтому наиболее желательна активная и разнообразная детская деятельность по типу народного игрища. Она «погружает» детей и педагога в сферу культурных ценностей и смыслов культуры, помогает эмоциональному вовлечению в общие переживания и совместное творчество, позволяет ощутить полноту жизни, радость, счастье.
По всем этим причинам, и с учетом нашей будущей специальности, интересно было бы спроектировать и апробировать такое мероприятие, тем более, что любая программа дошкольного воспитания предусматривает регулярное проведение детских игровых и музыкальных досугов. Игрище объединило бы в себе различные аспекты, будучи и познавательным отражением действительности и ее оценкой в ходе обсуждения сюжета и героев, выражением духовного мира личности и социальным явлением, видом игровой, эстетической деятельности и средством национально-культурного воспитания.
Все эти характеристики системно взаимосвязаны, нерасторжимы в своей целостности, обеспечивают эффективное художественно-педагогическое взаимодействие детей и взрослых в полном соответствии с народными традициями. Именно в этом видится основное практическое значение написанного нами эссе.
_x000C_Приложение 1
Глинышек
(русская народная сказка в записи Д.К. Зеленина)

За Городским лесом, а потом ещё дальше, в деревне Корчаги жили Дед да Баба. Уж сорок годов прожили в мире да согласии, а деток им Господь не дал. Горевали оне конечно, но раз старуха придумала: «Схожу-ко я в овраг, да накопаю там глины… Когда-никогда хоть глиняного мальчонку и слепим. Баско у тебя всякие игрушки получаются, а особо свистульки, человеческого облику».
Принесла Баба глину, и слепил Дед человечка. Поставили его сушиться в печку, а сами обедать сели, блины в тот день были у них напечены. Только Баба блин ко рту, а из печи: «Я тож блин хочу…». Оглянулась Баба на печь, нет никого. Перекрестилась и снова за еду, а из печки снова блин кто-то просит. Пригляделась, а это малец, Дедом слепленный, ожил. Вот какая сила в жаре подовом! Даже глина оживает.
Обрадовались Дед с Бабой, старуха рубаху да порточки шьёт, старик лапоточки плетёт. Одели-обрядили малого и Глинышком назвали, а он их стал маменькой да тятенькой звать. Дед челночок сыночку выдолбил и научил его рыбу ловить, тот целые дни на рыбалке и пропадал. А маменька на берег выходила и звала: «Глинышек, Глинышек, к бережку, к бережку, твоя маменька пришла, пирожков принесла». Поест Глинышек пирожков, отдаст маменьке рыбу, сам опять ловит.
А в лесу, за рекой, Баба-Яга жила. Прослышала она, как маменька Глинышка зовёт, и решила рыбкой поживиться, да и самого Глинышка украсть. Пришла на следующий день пораньше родительницы глинышковой и стала зазывать, хриплым голосом только.
Отвечает ей Глинышек: «Слышу, слышу – не маменькин это голосом, а хриплым да толстым. У моей же маменьки голос звонкий да ласковый».
Баба-Яга рассердилась, да не отступилась. Пошла к кузнецу: «Раскуй мне язык, чтоб могла я говорить тоненьким голосом». Сладил тот, как велела. На другой день Баба-Яга снова пришла на бережок и стала звать Глинышка тоненьким голосом, как маменька его. Глинышек не понял подвоха, да и приплыл к берегу. Баба-Яга схватила его вместе с уловом и унесла к себе в избушку. Там печь растопила, чтоб сперва Глинышка зажарить, а потом и рыбу, что он поймал. Печь истопилась, Баба-Яга лопату деревянную достала и говорит Глинышку.
– Садись, голубчик на лопату-то. Погрею маненько…
Глинышек на лопату сел, ножки растопырил, никак в печку не пролазит.
– Не так садись… – поучает Баба-Яга.
— А ты поучи, баушка. Я не умею.
Баба-Яга на лопату села, руки да ноги калачиком свернула. А Глинышек – р-раз, и затолкал Бабу Ягу в печь. Заслонку закрыл, а сам через окно выскочил и на дерево влез.
А в то время по лесу волк голодный рыскал. Видел он, как Баба-Яга Глинышка тащила, да после печь затапливала.
– Может, и мне перепадёт чего… – и в избушку Бабы Яги забежал.
По углам шырк-шнырк, никого. Только слышит — в печке что-то скворчит. Жаркое вытащил из печки и, даже не глянув, тут же схарчил – голодный, вишь, был. Вылез из избушки и ну на лужайке кататься, с боку на бок переваливается, да и поговаривает.
– Покатаюсь-поваляюсь на сладеньких косточках… 
А Глинышек на дереве сидит да приговаривает.
– Покатайся-поваляйся на костыгах злой Яги.
Услышал это волк, испугался и убежал в чащу, а потом ещё дальше – в другой лес.
Глинышек же вернулся к тятеньке и маменьке. От радости Дед в пляс пустился, и Баба, подбоченясь, к нему павой выплыла да частушкой мужа одарила. А потом за стол уселись и до ночи чаи распивали да калачи разъедали…

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector